5 Великих полководцев

5 Великих писателей

» » Книги » Собачье сердце краткое содержание

Собачье сердце краткое содержание

Собачье сердце краткое содержание Собачье сердце - повесть Михаила Афанасьевича Булгакова, была написана в 1925 году.

 

Глава 1

 

Зимняя Москва середины 20-х годов. На дворе декабрь месяц, морозный и снежный. На задворках общепитовской столовой повар вылил кипяток на бездомного пса Шарика и теперь ему не миновать голодной смерти.

 

Подвывая и пытаясь зализать обваренный бок, Шарик забился в подворотню. Вдруг из соседнего магазина, пахнувшего вкусной едой, вышел солидный, хорошо одетый господин.

 

Оглядываясь по сторонам, он заметил пса в подворотне, развернул пакет, в котором оказалась краковская колбаса и, о чудо, бросил кусок несчастному псу. Весь кусок мгновенно оказался проглоченным.

 

Чудесный незнакомец поманил пса за собой и Шарик без раздумий побежал за своим благодетелем. Они пошли по Пречистенке и свернули в Обухов переулок. Там пес получил еще один кусок колбасы.

 

Приличный господин зазвал пса в парадный подъезд богатого дома и мимо швейцара, злейшего врага всех бездомных собак, они стали подниматься по мраморным ступеням нарядной лестнице. Перед квартирой с блестящей табличкой "Профессор Ф.Ф. Преображенский” благодетель достал ключ, открыл дверь, и они оказались в прихожей чистой и пахнувшей стабильным достатком, квартиры.

 

Глава 2

 

В переднюю вышла прислуга – молодая девушка Зина. Она помогла хозяину, которого назвала Филиппом Филипповичем, раздеться, а тот приказал ей вести собаку в смотровую. Оказавшись в комнате, полной характерных больничных запахов, Шарик попытался удрать. Но в комнате появился второй мужчина, значительно моложе и сунул псу под нос что-то противно пахучее, от чего тот провалился в забытье. Перед этим он все-таки успел цапнуть молодого за ногу.

 

Очнувшись, он почувствовал, что боль в боку исчезла, вероятно, от наложенной повязки. Пес находился в полусонном, благодарственном состоянии и ощущая свою вину за неподобающее поведение, потащился за Филиппом Филипповичем в кабинет. Профессор вел прием больных и Шарик, которого было трудно смутить, был шокирован поведением пожилых мужчин и женщин, которые должны были перед осмотром снять нижнее белье.

 

Они просили профессора помочь им восстановить возможность удовлетворять сексуальные влечения, а доктор обещал им непременно помочь. С мыслью о том, что это нехорошая квартира, но как ему повезло, что он сюда попал, Шарик и провалился в глубокий сон. Проснулся он от громкого вторжения в квартиру посетителей явно пролетарского происхождения. Возглавлял эту делегацию Швондер, и даже Шарику было понятно, что он еврей.

 

Швондер объявил профессору, что они представители домоуправления и желают изъять у него излишки жилой площади. На объяснения профессора, что большую часть квартиры он использует для врачебной деятельности, Швондер заявил, что Преображенский обязан отдать две комнаты нуждающимся.

 

Разгневанный профессор позвонил какому-то высокопоставленному чиновнику и объявил, что он отменяет его операцию, прекращает свою практику и уезжает за границу, потому что не может работать в таких условиях. Швондера пригласили к телефону и приказали оставить профессора Преображенского в покое. Посрамленная делегация ретировалась ни с чем.

 

Глава 3

 

Вечером Филипп Филиппович и укушенный Шариком ассистент по фамилии Борменталь ужинали отличной едой за изысканно сервированным столом. Обретавшемуся в столовой Шарику доставались куски семги и ростбифа, и он впервые в жизни наелся до сыта. Ужин сопровождался беседой между учителем и его учеником.

 

Профессор сетовал, что коль в доме появилось "жилтоварищество”, то нормальная жизнь закончилась. Вместо того, чтобы работать, пролетариат занят изучением философской литературы и распеванием революционных гимнов. А между тем все беды валят на мифическую разруху, которая скорее в головах и в нежелании работать. На замечание Борменталя, что его слова можно расценить как ” контрреволюцию”, а большевики сейчас совсем не те, что в восемнадцатом году, профессор ответил, что лично для него это слово также не понятно, как и разруха.

 

Шарик с интересом прислушивался к разговору и подумал, что Филипп Филиппович мог бы зарабатывать на митингах хорошие деньги, хотя, судя по всему, они у него и так были. Профессор решил, что поедет в Большой на "Аиду”, а сытый пес мечтал только, чтобы это блаженное состояние не закончилось и он не оказался на улице.

 

Глава 4

 

Несколько дней сытой жизни превратили беспризорного пса в ухоженную собаку, которую выводили в ошейнике на прогулку. Шарик был счастлив. Все изменил звонок Борменталя о том, что у него появилось то, что нужно профессору. После его приезда пса отвели в смотровую, усыпили и доктора провели сложнейшую операцию. Его гипофиз и семенные железы заменили человеческими органами умершего. Таким способом Преображенский предполагал ускорить процесс омоложения.

 

Глава 5

 

Вопреки предсказаниям профессора Шарик быстро шел на поправку. Вместе с выздоровлением происходило и кардинальное изменение внешности. Он много ел и начал увеличиваться в размерах. Потом у него начала выпадать шерсть. Когда его рост и вес достиг средне человеческого, он начал стоять на задних лапах и пытался произносить слова. Все они были бранные, либо не цензурные.

 

Так как Шарик теперь больше напоминал человека, чем пса, его стали сажать за стол и учить хорошим манерам. На эти попытки он отвечал коротко «Отлезь, гнида». Профессор получил не омолаживание, а очеловечивание. Пес стал продолжателем жизни пьяницы, картежника и вора Клима Чугункина. По Москве поползли самые невероятные слухи.

 

Глава 6

 

Вскоре в благополучной квартире профессора Преображенского поселилось человеческое существо с неприятной наружностью и отвратительными повадками. Профессор и Борменталь пытались пресекать гадкие поступки человеческого существа с собачьим сердцем – не плевать на пол и не бросаться на котов, пользоваться писсуаром и не приставать к прислуге и кухарке со сластолюбивыми предложениями.

 

Но самое неприятное было то, что прооперированный пес сдружился с «жилтоварищами» и по наущению Швондера стал требовать, чтобы ему оформили человеческие документы. Он даже выбрал себе будущее имя - Полиграф Полиграфович Шариков и отнес себя к трудовому элементу. Кроме документов он стал претендовать и на жилплощадь. Преображенский и Борменталь были в ужасе, но не видели выхода из сложившейся ситуации.

 

Глава 7

 

Во время очередного обеда, когда Борменталь попытался сделать очередное замечание о манерах Шарикова, выяснилось, что тот научился читать и сейчас изучает переписку Энгельса с Каутским. Пораженный таким известием профессор приказал Зине сжечь вредную книжонку. Полиграф заявил, что книжка эта не его, а Швондера и он не согласен с авторами. По его мнению, надо все взять и поделить.

 

Борменталь увел Шарикова в цирк, предварительно убедившись, что в программе не будут участвовать кошки, давая тем самым время Преображенскому придти в себя.

 

Глава 8

 

Получив человеческие документы Шариков совершенно обнаглел и стал приводить в дом собутыльников, объявив, что имеет право в жилплощадь в шестнадцать квадратных аршин. Преображенский пришел в ярость и объявил, что в таком случае отказывается его кормить. Это немного урезонило Шарикова, но вскоре он украл деньги из кабинета и исчез на несколько дней.

 

Глава 9

 

Вернулся он в кожаной куртке и на грузовике. Воняло от него жутко непотребно. Шариков с большим апломбом, подтвержденным официальной бумагой заявил, что устроился на службу и теперь он заведующий подотделом очистки от бродячих животных. А противный запах потому, что они котов давили, из которых потом пошьют "польта” для пролетариев.

 

Вскоре он привел с собой молоденькую машинистку и объявил, что будет с ней жить. Профессор объяснил молодой женщине кто такой Шариков и она, расплакавшись, ушла. Через несколько дней, один из пациентов Преображенского предупредил его, что Шариков со Швондером составили на доктора донос, обвинив его в контрреволюции.

 

Вечером Борменталь потребовал от вернувшегося Шарикова покинуть квартиру профессора, тот в ответ полез в карман за пистолетом. Борменталь повалил его на кушетку, а Филипп Филиппович пришел ему на помощь…

 

Эпилог

 

Прошло десять дней и в квартире Преображенского появились милиционеры и следователь. Они собирались расследовать заявление Швондера, что зав. подотдела очистки Шариков убит. Профессор объяснил им, что Шариков не человек, а жертва неудавшегося медицинского эксперимента. Он никогда не был человеком и сейчас опять возвращается к своему собачьему облику.

 

И действительно, работники уголовной милиции увидели странного пса со свежим шрамом на лбу. Тело его было волосатым лишь в отдельных местах. Следователь заявил, что у него есть свидетельства того, что Шариков умел говорить. Словно в подтверждении этого странный пес громко произнес звуки, напоминающие гавканье, введя следователя в ступор. Милиция ушла. Профессор вернулся к прежнему образу жизни, а на ковре лежал пес Шарик и был рад своей сытой жизни в квартире профессора Преображенского.

Комментарии:

Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Введите код: *

Опрос

Какая история Вам интересней?

История Древнего Мира
История Средних веков
Новая История
Новейшая История

   
{o}
яндекс.ћетрика